Адвокатский кабинет - Иркутск

информационный сайт

АДВОКАТЫ | ONLINE КОНСУЛЬТАЦИЯ | СПРАВОЧНИК | ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВО | НОВОСТИ | СТАТЬИ | ССЫЛКИ | КОНТАКТЫ

» » Уголовно-правовые аспекты лжепредпринимательства

Уголовно-правовые аспекты лжепредпринимательства


Одним из видов незаконной предпринимательской деятельности в соответствии с Уголовным кодексом Российской Федерации (далее - УК РФ) 1996 года является лжепредпринимательство, т.е. создание коммерческой организации без намерения осуществлять предпринимательскую или банковскую деятельность, имеющее целью получение кредитов, освобождение от налогов, извлечение иной имущественной выгоды или прикрытие запрещенной деятельности, повлекшее причинение крупного ущерба гражданам, обществу или государству.
Прежде хочется сказать несколько слов о моторных лодках.

В отличие от иных преступлений, связанных с осуществлением незаконного предпринимательства, создание коммерческой организации при лжепредпринимательстве происходит в полном соответствии с требованием закона и иных нормативно-правовых актов. По нашему мнению, неверным является утверждение, что лжепредпринимательство совершается путем псевдоофициального оформления коммерческой организации и заключается в ложной, обманным путем полученной незаконной регистрации. 1 В соответствии со ст. 50 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее - ГК РФ) коммерческие организации могут создаваться в форме хозяйственных товариществ и обществ, производственных кооперативов. Возможно создание коммерческой организации и в форме государственных и муниципальных унитарных предприятий. Законодатель в ст. 173 УК РФ не относит к преступным деяниям регистрацию индивидуального предпринимателя в целях достижения противоправного результата. Указанная норма закона распространяется только на создание коммерческих организаций.

Объективная сторона преступления, предусмотренного ст. 173 УК РФ, считается полностью исполненной после государственной регистрации коммерческой организации. Возникновение умысла на достижение преступных целей уже после создания организации не охватывается составом лжепредпринимательства. В связи с этим нельзя согласиться с мнением А.Г. Корчагина и А.В. Щербакова, что признаками объективной стороны деяния, помимо создания юридического лица, являются: последующее невыполнение коммерческой организацией деятельности по производству товаров, выполнению работ, оказанию услуг, либо имитация подобной деятельности; совершение под видом и от имени данной организации различных действий, направленных на получение кредитов, освобождение от уплаты налогов, отмывание "грязных денег", приобретенных незаконным путем. 2 Неверным также является утверждение, что наиболее часты случаи совершения лжепредпринимательства, когда организация, вопреки своим уставным задачам, начинает заниматься кредитованием или другими неуставными операциями. 3 В этом случае необходимо учитывать положения ст. 49 ГК РФ, согласно которым юридические лица, за исключением унитарных предприятий, вправе заниматься любыми видами деятельности, не запрещенными законом. В случае же совершения без лицензии сделок по выдаче кредитов, следует вести речь о незаконном осуществлении банковских операций, ответственность за которые предусмотрена в ст. 172 УК РФ. Приведенные варианты деятельности субъекта могут свидетельствовать только о направленности его умысла при регистрации коммерческой организации на создание "лжефирмы", а не на осуществление законной предпринимательской деятельности. Однако к признакам объективной стороны преступления эти деяния не относятся.

Отсутствие у субъекта намерения осуществлять предпринимательскую деятельность при создании коммерческой организации является одним из основных элементов объективной стороны лжепредпринимательства. Действия виновного в этом случае не направлены на систематическое получение прибыли от пользования имуществом, продажи товаров, выполнения работ или оказания услуг. Поэтому лжепредпринимательство имеет место, когда действительным намерением субъекта при создании коммерческой организации является не осуществление предпринимательства, а достижение иного результата: получение кредитов, освобождение от налогов, извлечение иной имущественной выгоды или прикрытие запрещенной деятельности. Таким образом, при лжепредпринимательстве создание коммерческой организации выступает в качестве приема, средства достижения цели, напрямую не связанной с осуществлением предпринимательской деятельности. Следует учесть, что цель по получению кредитов, уменьшению налоговых платежей, извлечению имущественной выгоды сама по себе не является незаконной, однако ее достижение не может производиться путем обмана, т.е. создания "лжепредприятия". Данное обстоятельство является одной из особенностей преступления, предусмотренного в ст. 173 УК РФ.

Следует отметить, что специфика и трудности установления действительных намерений лица, мнимости совершенных действий при регистрации организации аналогичны соответствующим проблемам, возникающим при оценке мнимости гражданско-правовой сделки, каковой, в сущности, и является создание юридического лица без намерений осуществлять предпринимательскую деятельность. Основной признак такой мнимой сделки - отсутствие у ее участников намерения создать соответствующие заключенной сделке правоотношения, то есть, в большинстве случаев мнимые сделки не влекут каких-либо последствий для сторон. Создание коммерческой организации также является сделкой, хотя и односторонней.

По мнению ряда авторов, мнимость создания коммерческой организации проявляется в невыполнении условий, предусмотренных учредительными документами. 4 В этом смысле можно согласиться с позицией, что при лжепредпринимательстве речь идет о создании организации без намерения осуществлять уставную деятельность, которая сводится к извлечению прибыли. 5 Однако в других источниках отмечается, что отсутствие намерений осуществлять предпринимательскую деятельность при создании юридического лица проявляется в бездействии, т.е. невыполнении обязанностей, вытекающих из учредительных документов коммерческой организации, в течение времени, которое необходимо и достаточно для исполнения этих обязанностей в соответствии с обычаями делового оборота 6 . На наш взгляд, эти критерии мнимости могут быть использованы только в случаях, когда после создания коммерческая организация вообще не осуществляет предпринимательскую деятельность, при этом обычаи делового оборота вовсе не содержат определенные правила о характере осуществления предпринимательской деятельности.

Особенностью лжепредприятия действительно является отсутствие фактической деятельности по производству продукции, выполнению работ, оказанию услуг, 7 но как установить факт совершения преступления, когда организация время от времени совершает предпринимательские сделки. Кроме того, после регистрации вновь созданного юридического лица руководство его текущей деятельностью, в том числе, по заключению сделок и представлению интересов организации перед третьими лицами, осуществляется исполнительным органом (директором, генеральным директором), который формируется учредителями. В дальнейшем учредители не имеют права вмешиваться в осуществление хозяйственной деятельности руководством общества. При этом фактический состав учредителей может не совпадать с составом исполнительного органа коммерческой организации. Следовательно, от имени юридического лица заниматься предпринимательской деятельностью может субъект, не принимавший участия в его создании. В этом случае, руководитель созданной организации имеет возможность, вопреки преступному намерению учредителей, осуществлять предпринимательскую деятельность, либо, наоборот, по каким-либо причинам, стечению обстоятельств, может в течение определенного времени вообще не заключать гражданско-правовые сделки от имени юридического лица.

Таким образом, внешнее осуществление предпринимательства либо воздержание от этой деятельности не может служить единственным основанием для решения вопроса о возможности привлечения лица к ответственности за лжепредпринимательство. Прежде всего, необходимо определить направленность умысла субъекта при создании коммерческой организации. Ведь лжепредпринимательство возможно и при осуществлении созданным юридическим лицом предпринимательской деятельности, которая может являться лишь прикрытием для достижения иных целей: получение кредитов, освобождение от налогов, извлечение иной имущественной выгоды или прикрытие запрещенной деятельности.

Под получением кредита следует понимать предоставление в распоряжение заемщику денежных средств по кредитному договору. Необходимо отметить, что любое лицо имеет право на привлечение заемных денежных средств, следовательно, цель по получению кредита после создания коммерческой организации сама по себе не может рассматриваться в качестве преступной и свидетельствовать о направленности умысла на совершение преступления, предусмотренного ст. 173 УК РФ. Однако последующее поведение субъекта, например, использование полученных заемных денежных средств по кредитному договору на цели, не связанные с осуществлением предпринимательской деятельности, может быть положено в основу доказывания факта лжепредпринимательства. Таким образом, дальнейшее использование полученных по кредитному договору денежных средств на цели, не связанные с предпринимательством, и будет являться внешним выражением направленности умысла субъекта на совершение этого преступления. Однако на практике полученный кредит может быть передан иному лицу в качестве заемных денежных средств, направлен на предоплату продукции по фиктивному договору и т.д. В таких случаях характер действий субъекта может не отражать его действительные цели при создании "лжефирмы", поэтому будет достаточно сложно установить, что цель при создании коммерческой организации состояла только в получении кредита, а не в осуществлении предпринимательской деятельности.

При создании коммерческой организации без намерения осуществлять предпринимательскую деятельность, а с целью получения кредита, дополнительной квалификации по ст. 176 УК РФ (незаконное получение кредита) не требуется. 8 Однако, если лжепредпринимательство осуществляется с целью незаконного получения кредитных денежных средств, то виновный, как правильно отметил Ю.П. Кравец 9 , будет привлекаться к ответственности по совокупности преступлений, предусмотренных ст. 173 и ст. 176 УК РФ. Следует также отметить, что в юридической литературе существует точка зрения, согласно которой, если лжепредпринимательство осуществляется с целью незаконного получения кредита, то, помимо ст. 173 УК РФ, виновного следует привлекать к ответственности еще и за приготовление к преступлению, предусмотренному ст. 176 УК РФ. На наш взгляд, подобное мнение является ошибочным, т.к. в соответствии со ст. 30 УК РФ уголовная ответственность наступает только за приготовление к тяжкому и особо тяжкому преступлению. На основании анализа ст. 15 УК РФ, состав преступления, предусмотренный ст. 176 УК РФ, нельзя отнести к указанной категории деяний, следовательно, ответственность за приготовление к незаконному получению кредита наступить не может.

Освобождение от налогов также указывается законодателем в качестве одной из целей деятельности субъекта преступления, предусмотренного ст. 173 УК РФ. Следует отметить, что использование в тексте диспозиции ст. 173 УК РФ термина "освобождение от налогов" нельзя признать удачным. С одной стороны, очевидно, что законодатель имел в виду под освобождением от налогов, в том числе, уменьшение размера налоговых платежей, т.е. получение налоговых льгот. С другой стороны, при грамматическом толковании термина "освобож-дение" следует вывод, что он означает полное прекращение обязанности по уплате налогов. В частности, C.И. Ожегов определил термин "освобождение" как избавление от обязанностей, дел; стать свободным; получение возможности не делать чего-либо. 10 Кроме того, исходя из системного толкования налогового законодательства России, действовавшего на момент принятия УК РФ, (п. 7 ст. 3 Закона Российской Федерации от 7 декабря 1991 г. № 1998-1 "О подоходном налоге с физических лиц", п. 5 ст. 6 Закона Российской Федерации от 27 декабря 1991 г. № 2116-1 "О налоге на прибыль с предприятий и организаций"), освобождение от налога является только одним из видов налоговых льгот. 11 Следовательно, в соответствии со ст. 173 УК РФ цель по освобождению от налогов отсутствует, если лицо имело намерение по получению иных налоговых льгот (например, уменьшение размера налоговой ставки).

Однако налоговое законодательство предусматривает значительно больше возможностей по получению налоговых льгот, чем по полному освобождению от уплаты какого-либо вида налога. В этом случае цель по уменьшению налоговых платежей при создании коммерческой организации будет рассматриваться не в качестве освобождения от налогов, а как получение иной имущественной выгоды. По нашему мнению, в целях единообразного применения уголовного закона к однородным общественным отношениям, в диспозиции ст. 173 УК РФ "освобождение от налогов" следует заменить на "приобретение налоговых льгот".

Под иной имущественной выгодой при лжепредпринимательстве следует также понимать как приобретение дополнительного дохода, так и обращение в свою пользу денежных средств или иного имущества, которое еще не поступило, но должно было поступить в собственность третьих лиц. В ст. 173 УК РФ предусмотрено осуществление лжепредпринимательства с целью прикрытия запрещенной деятельности, что означает совокупность лжепредпринимательства и иного преступления в случаях, когда запрещенная деятельность образует состав самостоятельного преступного деяния, например, при занятии контрабандой.

Отдельного внимания заслуживает вопрос, возможно ли полное отсутствие намерения осуществлять предпринимательскую деятельность при создании коммерческой организации с целью освобождения от налогов? Дело в том, что в этом случае субъект не может не иметь намерения на осуществление предпринимательской деятельности, потому что освобождение от налоговых платежей возможно только при условии совершения организацией предпринимательской деятельности, ведь налоги с юридических лиц взимаются, как правило, именно с результата предпринимательства. В противном случае цель по освобождению от налогов достигнута быть не может, т.к. не будет самого объекта налогообложения (прибыли, имущества организации, добавленной стоимости). Например, создание юридического лица в зоне льготного налогообложения уже предполагает дальнейшее осуществление этой организацией коммерческой деятельности в виде поставки товаров, выполнении работ, оказании услуг и т.д., т.к. налоговые льготы предполагают уменьшение ставок налогов на доходы, возникшие в результате осуществления предпринимательской деятельности. Похожая ситуация возникает при создании коммерческой организации с участием инвалидов. В соответствии со ст. 6 Закона Российской Федерации "О налоге на прибыль предприятий и организаций" ставки налога на прибыль предприятий понижаются на 50 процентов, если от общего числа их работников инвалиды составляют не менее половины. Но для получения такой льготы предприятие должно вначале заработать прибыль, следовательно, опять имеет место предпринимательская деятельность. Все вышесказанное может быть применено и в случае создания коммерческой организации в целях получения иной имущественной выгоды, тем более, что понятие "имущественная выгода" тождественно определению прибыли при осуществлении предпринимательства. Следует ли из этого вывод, что лжепредпринимательство не может быть совершенно при наличии цели освобождения от налогов или получения иных выгод имущественного характера? Действительно ли в этих случаях субъект всегда имеет намерение на осуществление предпринимательской деятельности? Подобный подход представляется нам верным только в ситуациях, когда освобождение от налогов или получение иных выгод имущественного характера осуществлялось законными способами. Однако нередки случаи, когда "лжефирмы" создаются для совершения заведомо незаконных операций, например, по обналичиванию денежных средств. 12 Целью их создания является также "перекачивание" денежных средств, в том числе, добытых преступным путем, в целях маскировки их источника, сокрытия от налогообложения. 13 Названные действия являются незаконными и с предпринимательством никак не связаны, поэтому создание организаций в целях осуществления такой деятельности следует квалифицировать как лжепредпринимательство.

Специфика рассматриваемого преступления заключается, в частности, в том, что создание лжепредприятий выступает способом совершения иных уголовно-наказуемых деяний, как правило, связанных с обманом или злоупотреблением доверием. Таким образом, в случае совершения мошенничества с помощью специально созданной для этой цели фиктивной коммерческой организации указанные деяния следует квалифицировать по совокупности ст. 173 и ст. 159 УК РФ. Следует отметить, что по этому вопросу в юридической литературе нет единого мнения. В частности, А.Г. Корчагин и А.В. Щербаков считают, что наличие в уголовном законе ст. 159 и ст. 173 порождает конкуренцию норм. Привлечение к ответственности по совокупности указанных преступлений, по их мнению, возможно только в случае реальной совокупности лжепредпринимательства и мошенничества, в частности, когда в результате лжепредпринимательства имело место извлечение имущественной выгоды, не связанное с хищением чужого имущества, но причинившее крупный ущерб гражданам, организациям или государству. 14 Подобной позиции придерживается и Б.В. Волженкин. 15 Далее авторы указывают на наличие конкуренции уголовно-правовых норм при применении ст. 173 и ст. 165 УК РФ и предлагают в целях совершенствования уголовного законодательства вообще исключить ст. 173 УК РФ из уголовного закона. 16 Некоторые авторы утверждают, что, в случаях, когда лжепредпринимательство являлось способом совершения мошенничества, то дополнительной квалификации по ст. 173 УК РФ не требуется, т.к. ответственность за способ совершения преступления в данном случае не наступает. 17 По нашему мнению, нередко выступая лишь способом совершения других преступлений, лжепредпринимательство предусмотрено уголовным законом в качестве самостоятельного состава преступления не случайно. Ведь это деяние посягает вовсе не на отношения собственности 18 , его объектом, в отличие, например, от мошенничества, являются общественные отношения по поводу установленного порядка осуществления предпринимательской деятельности. Хищение чужого имущества иди приобретение права на чужое имущество составом лжепредпринимательства не охватывается. Поэтому нам представляются необоснованными приведенные выше высказывания, что лжепредпринимательство конкурирует с другими нормами уголовного закона и является, по-существу, одной из форм мошеннического обмана. Более того, ни в одном из составов преступлений, предусмотренных УК РФ, создание лжепредприятия не предусмотрено в качестве обязательного признака. По правилам квалификации, если способ совершения преступления выступает в качестве самостоятельно преступного деяния и не является обязательным признаком другого состава, то содеянное следует квалифицировать по совокупности преступлений. 19 Т.е. имеет место, так называемая, реальная совокупность преступлений. Примерами такой совокупности являются: незаконное изготовление оружия (ст. 223 УК РФ) и убийство (ст. 105 УК РФ); присвоение или растрата чужого имущества (ст. 160 УК РФ) и служебный подлог (ст. 292 УК РФ); незаконное предпринимательство (ст. 171 УК РФ) и уклонение физического лица от уплаты налогов (ст. 198 УК РФ). Подобным образом следует квалифицировать лжепредпринимательство и любое иное преступление, в котором создание "лжефирмы" выступило в качестве способа совершения преступного деяния.

Преступление, предусмотренное в ст. 173 УК РФ, относится к так называемым материальным составам и считается оконченными только в случае причинения крупного ущерба гражданам, организациям или государству в результате создания коммерческой организации без намерения осуществлять предпринимательскую или банковскую деятельность. Следовательно, исходя из диспозиции ст. 173 УК РФ, сам факт создания коммерческой организации может причинить крупный ущерб. Однако, как правильно отмечает Б.В. Волженкин, это вряд ли возможно, т.к. ущерб все-таки причиняют те действия, которые осуществляет данная организация, прикрываясь предпринимательской структурой. 20 Действительно, если в соответствии со ст. 173 УК РФ объективная сторона лжепредпринимательства полностью исполнена с момента государственной регистрации юридического лица, то для наступления указанных в законе преступных последствий субъекту необходимо предпринять какие-либо действия по реализации целей создания коммерческой организации. Следовательно, причинение крупного ущерба гражданам, организациям и государству не может находиться в причинной связи с самим фактом создания коммерческой организации без намерения осуществлять предпринимательскую деятельность. Данное обстоятельство позволяет сделать вывод о невозможности применения на практике ст. 173 УК РФ, т.к. в соответствии со ст. 8 УК РФ, основанием уголовной ответственности является совершение деяния, содержащего все признаки состава преступления. Отсутствие причинно-следственной связи между деянием и последствием при лжепредпринимательстве означает отсутствие в действиях лица объективной стороны, т.е. одного из элементов состава преступления.

Решением данной проблемы может быть только изменение уголовного закона. Следует учесть, что при лжепредпринимательстве всегда причиняется вред общественным отношениям по поводу установленного порядка осуществления предпринимательской деятельности, обеспечивающему нормальное развитие экономики, затрагиваются финансовые интересы государства, законные интересы других субъектов предпринимательской деятельности. Поэтому для квалификации деяния в качестве лжепредпринимательства важен факт создания реальной возможности для причинения крупного ущерба гражданам, обществу или государству. Причинение же крупного ущерба в результате совершения этого деяния, либо наступление иных тяжких последствий, следует рассматривать в качестве квалифицирующих признаков. В этом случае уголовно-правовая норма ст. 173 УК РФ могла бы принять следующий вид:

Статья 173. Лжепредпринимательство.

1. Лжепредпринимательство, т.е. создание коммерческой организации без намерения осуществлять предпринимательскую или банковскую деятельность, имеющее целью получение кредитов, приобретение налоговых льгот, извлечение иной имущественной выгоды или прикрытие запрещенной деятельности, создавшее возможность причинения крупного ущерба гражданам, обществу или государству, - наказывается:

2. То же деяние:

а) совершенное группой лиц по предварительному сговору или организованной группой; б) повлекшее причинение крупного ущерба гражданам, обществу или государству, - наказывается:

По нашему мнению, для того, чтобы ст. 173 УК РФ стала реально применяться на практике 21 , необходимо установление уголовной ответственности за сам факт совершения преступного деяния (формальный состав) совершенно независимо от наступления или отсутствия вредных последствий.

Примечания:
1. Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации. Ростов-на-Дону: Изд-во "Феникс", 1996. С. 410.
2. Корчагин А.Г., Щербаков А.В. Уголовно-правовые и криминологические аспекты преступлений в банковской сфере // Рос-сийский следователь. 2000. № 1. С. 18.
3. Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации. Ростов-на-Дону: Изд-во "Феникс", 1996. С. 410.
4. Анненков А., Дадонов С., Скорилкина Н. Разграничение лжепредпринимательства и мошенничества // Законность. 2000. № 10. С. 4.
5. Научно-практический комментарий к Уголовному кодексу РФ в двух томах. Том первый. Нижний Новгород: Номос, 1996. С. 476.
6. Комментарий к уголовному кодексу РФ. / Под ред. Ю.И. Скуратова, В.М. Лебедева. М., Издательская группа НОРМА-ИНФРА-М, 1998. С. 391.
7. Корчагин А.Г., Щербаков А.В. Уголовно-правовые и криминологические аспекты преступлений в банковской сфере. Указ. соч. С. 18.
8. Комментарий к уголовному кодексу РФ. Под ред. Ю.И. Скуратова, В.М. Лебедева. Указ. соч. С. 392.
9. Кравец Ю.П. Ответственность за преступления в сфере предпринимательства по действующему законодательству // Госу-дарство и право. 1999. № 4. С. 94.
10. Ожегов С.И. Словарь русского языка. М., Издательство "Советская энциклопедия", 1964. С. 449.
11. Подобный подход сохранен и во второй части Налогового кодекса РФ.
12. Викторов И. Миронов В. Законность в кредитно-банковской сфере // Законность. 1997. № 11. С. 10 - 14.
13. Расследование экономических преступлений: опыт России и Украины. // Российская юстиция. 2000. № 4. С. 52.
14. Корчагин А.Г., Щербаков А.В. Уголовно-правовые и криминологические аспекты преступлений в банковской сфере. Указ. соч. С. 18.
15. Волженкин Б.В. Экономические преступления. СПб.: Издательство "Юридический центр Пресс", 1999. С. 104.
16. Корчагин А.Г., Щербаков А.В. Уголовно-правовые и криминологические аспекты преступлений в банковской сфере. С. 18.
17. Анненков А., Дадонов С., Скорилкина Н. Разграничение лжепредпринимательства и мошенничества. С. 5.
18. Эту позицию, ранее высказанную Н.А. Лопашенко, отмечает и Б.В. Волженкин (См.: Волженкин Б.В. Экономические пре-ступления. С. 104).
19. Уголовное право. Общая часть. Учебник / Под ред. Н.И. Ветрова, Ю.И. Ляпунова. М.: Новый юрист, 1997. С. 78.
20. Волженкин Б.В. Экономические преступления. С. 102.
21. За период с 1997 по 1999 годы в г. Иркутске было возбуждено только 2 уголовных дела по ст. 173 УК РФ. Ни одно из этих дел не было передано в суд.




Дата публикации: 30-03-2010


  • Уголовное законодательство о нарушении авторских и смежных прав требует доп ...
  • Возмещение вреда, причиненного преступлением: проблема потерпевших или обяз ...
  • Понятие предпринимательской деятельности
  • Проблемы применения норм уголовного и налогового законодательства при квали ...
  • Особенности административной ответственности юридических лиц за нарушение з ...





  • © 2007-2009 Адвокатский кабинет - Иркутск Написать письмо